Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

Анастасия Матюнина

 

 ЧТО ТАКОЕ ДЛЯ МЕНЯ «ДВА»

 

    Каждому человеку нужно такое место, куда можно приехать и выдохнуть.

    Копить-копить целый год все то, что неизбежно для нас в обычной жизни, то, от чего так устаешь, и ждать возможности вырваться от себя обыденного, по большей части потребляющего, и стать – на несколько дней – демиургом своего собственного мира.

    Хотя все это, конечно, скорее нужно взрослым людям. Это та ценность Детско-Взрослой Академии, которая приобретается со временем и становится очень важной уже после окончания нашей школы.

    Но сути это не меняет. Детско-Взрослая Академия – это даже не место, и не время, и не люди, и не та содержательная работа, которую мы ведем здесь. Это все вместе. ДВА – этот тот случай, когда один плюс один не равно двум.

    Но это все безусловная лирика, так говорят все люди о том, что они любят, доказывая с пеной у рта уникальность любимого (хотя оно-то в этом может и не нуждается).

    Быть может – лучше просто рассказать, не доказывая и не зазывая.

    Детско-Взрослая Академия – это такая общность людей, людей совершенно разных: кто-то только-только пошел в школу, а у кого-то просто мама учительница в нашей школе, а самому еще ждать и ждать первого класса, а кто-то уже вот-вот закончит школу или даже уже закончил, учится в университете, а может даже уже работает, а кто-то учился когда-то в нашей школе, а теперь перешел в другую, кто-то работает в школе учителем например или даже актером (у нас есть свой школьный театр). И все эти люди приезжают два раза в год в уже условленное время в условленное место. Зачем?

    Очень просто. Все мы приезжаем сюда со-держать, со-чувствовать, со-существовать. Приставка со – совместность. И это очень важно. Здесь это «вместе» ощущается как нигде. Но что же такое можно со-держать? Какое-то общее дело. А дело это – художественная лепка. Себя и других. А заодно и того материала, с которым работаем. Материал, например, текст. Скажем, поэзия. Пушкин, Хлебников, Тютчев, Введенский, Мандельштам, Сабуров, Айзенберг. Или кино: Чаплин. Феллини, Тати. А может и Библия. Или текст об Александре Македонском. Или даже бюджет г. Москвы за 2006 год. Словом, все, что интересно, все в суп, все сгодится. И в этом большом котле нам всем и вариться. А после выходишь – и понимаешь – стихи как-то организованы, а еще между ними есть переклички, не простые заимствования, а ответы друг другу, а еще – оборотная сторона и на все в мире можно посмотреть как минимум с трех сторон. А кино – особый мир, собранный и работающий словно механизм. Только совсем не такой бездушный, как машины у Чаплина. Песни под гитару, укладывание младших (мы их называем – перспективная молодежь), разговоры до утра, рассвет над водой, КВН-ы и капустники, поэтические вечера и кинофестивали – все это, конечно, типично, но как прекрасно!

    На мой взгляд, человек в жизни нуждается в двух вещах: в любви и душевности и в смысле.

    И то и другое у нас есть. Кажется, о душевном сказано уже достаточно, тем более, что говорить об этом довольно бессмысленно.

    А вот о смысле?

    Еще немного. Мы делимся на группы, человек по 12 детей (разного возраста) и один-два взрослых. И все вместе работают над тем содержанием, которое предлагается (за летом прочно закрепилась поэзия, за зимой - кино). Важно, что все работают на равных, нет человека (учителя), который знает, как надо понимать стихотворение А. Введенского, и рассказывает. Есть только некоторые культурные средства и нормы понимания текстов, которые удерживают от произвольных трактовок и позволяют идти вглубь и вширь стихотворения, а не вкривь и вкось. Это одна форма организации работы, называется она групповая работа. А есть еще пленар (или даже пленарное заседание), на котором все группы представляют свою работу и могут получить отношения и критику на то, что они сделали, чтобы двигаться дальше. При этом пленар выстраивается так, чтобы всем группам нашлось свое место, чтобы все друг друга обогащали. Поэтому и к критике относиться нужно спокойно – она необходима (хотя объяснить это маленьким пятиклассникам бывает очень непросто) – и слушать доклады других групп тоже должно быть интересно (хотя конечно чего только не случается…). Ну и конечно же очень важная часть нашей работы – рефлексия. Постоянное отслеживание, что как и зачем мы делаем и к чему это ведет. Ведь только так можно научиться не совершать одни и те же ошибки дважды и двигаться вперед.

    Вот такая у нас работа. А еще приезжают эксперты. Вот, например поэты – М. Айзенберг, В. Коваль, которых несколько Академий назад привез к нам Е.Ф. Сабуров, человек, которому ДВА обязана горизонтами – ясными и открытыми, хоть и не всегда близкими и доступными.

    Словом, говорить об этом можно очень долго. Но говорить о чем-то очень долго – дурной тон. Поэтому еще несколько слов.

    И слова эти о том, что ДВА не является изолированным проектом – ни от новых людей, которым мы всегда рады и даем возможность поискать и найти у нас свое место (но никого не удерживаем специально), ни от наших собственных жизней. То, чему мы здесь учимся, становится основой всего, что мы делаем в жизни. Это и способность слышать и понимать другого (человека или текст) и умение выстроить разговор, отнестись, оформить свою точку зрения и доказать ее, не переходя на личности, это и понимание самого себя, осознание внутреннего роста и желание двигаться дальше и дальше, не останавливаясь.

    ДВА – это образ жизни, образ мыслей. То, что становится стержнем людей, для которых Детско-Взрослая Академия случилась.