Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

И.Г. Еще одну вещь я хочу добавить с точки зрения удержания общего пространства. Она связана с изменением задач, которые мы сегодня ставим. Это связано с техниками и приёмами работы. Очень важно, чтобы дети были не просто ведомыми в рамках игры. Образовательная программа не обязательно должна строиться по прототипу оргдеятельностной игры…

Мы опять столкнулись с театральной педагогикой. Существует госзаказ департамента образования, в который включились несколько школ, в том числе и наша. Этот проект называется «Интеграция». Одно из главных понятий интеграции – интеграция общего и дополнительного образования.   Почему-то так сложилось, что с нами работают люди, которые занимаются театральной педагогикой, но только это не Александра Петровна Ершова, а с ней сотрудничающие люди и главная из них Александра Борисовна Никитина. Эта команда написала методичку по использованию театральной педагогики в школьных уроках. Интересно, что театралы принципы театра, понятия театра начинают использовать как педагогические принципы. Ну, например, в театре есть сверхзадача, вот они начинают эту сверхзадачу использовать как один из моментов организации урока. Есть конфликт, они это понятие перекладывают в методику организации урока. И говорят, что этим может пользоваться не только учитель искусства, не только на уроках мхк, этим может пользоваться любой учитель.

Я на этом месте задумалась и поняла, что с ними не согласна. Когда мы принципы организации предметной области, превращаем в педагогический принципы, это очень интересный и адекватный заход, потому что именно это, гарантирует то, что люди включатся в эту предметную действительность и попадут туда. Но это означает, что для предметов естественно-научного цикла в качестве методических принципов организации учебного процесса нужно брать принципы организации научной деятельности, а не театра. А сегодняшний урок не соответствует ни тому, ни другому. Я, кстати, благодаря этому осмыслению поняла, чему он соответствует…

Т.Е. Чему?

И.Г. А он соответствует догматическому мышлению. Под какие задачи разрабатывался, это и передаёт! И при этом он не адекватен ни области искусства, ни области науки!

 По поводу организации деятельности, я что поняла. У нас-то задача – встреча с произведением искусства. Мне понятно, для чего нужно произведение искусства. Я говорю - проблемные области. Но почему мы просто не задаём какую-то тему, и дальше не делаем тематическую разработку? Потому что я не являюсь человеком, непосредственно включённым  в философскую, или научную действительность. А произведения искусства, хорошие произведения искусства эту проблемную составляющую в себе содержат. А уж декоративно – прикладное, народное творчество тем более содержит. Задача, которую мы перед собой ставим – в проблемную область попасть и начать там размышлять. Но для этого с произведением искусства нужно еще встретиться! Это то, что обсуждают театралы. Они обсуждают только одно – как организовать встречу с произведением искусства. Все техники у них направлены только на это. Всё наше мышление потом их не интересует. А мы всё время упираемся в то, что начинаем размышлять, пропустив произведение искусства. Поэтому одна из задач, которую я сейчас ставлю, это корректно привлечь техники театральной педагогики. Я вижу конструкцию следующим образом: сначала мы с помощью их техник организуем встречу, а потом можем разворачивать мышление, когда встреча произошла. Они на этом заканчивают, а для нас это могло бы быть началом…  

Да, для нашей школы это очередная встреча с театральной педагогикой. Мне кажется, что их неудачи связаны с тем, что они начинают театральную педагогику абсолютизировать. Они считают, что с помощью нее можно решить все задачи. А я размышляю: разве, чтобы в физике что-то понять, мы должны как электроны толкаться? Ну неадекватно это научной области. Мы должны понимать, что электроны – это идеализация. Это не то, что в природе вот так бегает и толкается.  Точно также, как и мыследеятельностная педагогика для каких-то ситуаций годится, а для каких-то нет. Или наши образовательные сессии для каких задач нужны, а где надо вообще-то урок оставить, но отдать ему функцию, действительно, урока?

Т.Е. Получается, что в ДВА нужно еще вот это пространство встречи с произведением.

И.Г. Да, но оно должно, с моей точки зрения, лежать внутри этих образовательных программ.

Т.Е. Образовательных программ, которые проходят после игры?

И.Г.  Нет, технологии самой  игры должны измениться. Ну вот, например, читаем мы с детьми стихотворение Пастернака «Апрель». Нам нужно ответить на вопрос о чем это стихотворение. Дети говорят, ну вот оно про апрель. Мы говорим, нет, все-таки скажите, а что Пастернак говорит про апрель, давайте посмотрим, какими словами он характеризует апрель и так далее. И естественно, что через 2 минуты дети выпадают, для них смысла всего этого не существует. Мы их вместо встречи заставляем анализировать. А вот если в групповой работе мы тут же используем приемы театральной педагогики…  А они еще тем хороши, что очень короткие … И вот если мы не начинаем ребёнка сразу в мышление вводить, а сначала встречу с произведением организуем ... Встреча с произведением до умствования – это еще одна из задач, которую мы будем решать.

Т.Е. Мне нравится. Я даже не буду задавать Вам вопросы как игротехнику, потому что мы обсудили  прошлое, и настоящее и даже будущие задачи. Мне кажется для этого интервью достаточно…

И.Г. Хорошо.