Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

                                                             

ИСТОРИЯ СОТРУДНИЧЕСТВА

                Рывкин А.А. 

 

    10 лет (с 1999 по 2009) моего тесного сотрудничества и дружбы с Е.Ф. Сабуровым – самые светлые в моей жизни, в плане собственного движения и развития. Прежде всего Евгений Федорович сделал школу публичным пространством. Не часто бывает, чтобы в обычную по статусу и контингенту школу приходили такие известные личности как Е. Ясин, Г. Бурбулис, Я. Кузминов, А.Асмолов, И. Фрумин, И. Дыховичный, М. Айзенберг, В. Коваль, И. Ахметьев, Ю. Гуголев, В. Кулаков, Т. Нешумова… Сабуров сделал меня московским директором, которого стали знать, он знакомил меня со своими окружением, представлял как своего товарища и коллегу. С подачи Евгения Федоровича я познакомился с А. Аузаном, А. Рогинским, С. Монаховым, Е. Гонтмахером, В. Некрасовым, С. Гандлевским, всех перечислить трудно. 

    Но наше сотрудничество началось гораздо раньше.

    В 1988 году В.Б. Лившиц, тогда руководитель Первомайского РУНО, позвал меня на семинар, посвященный новому хозяйственному механизму в образовании. Там я впервые увидел Сабурова, который эту систему разрабатывал (сейчас она известна как система нормативного подушевого финансирования). А я был приглашен в качестве одного из директоров, которые должны были этот новый хозяйственный механизм опробовать в своих школах. Уже тогда меня поразила глубина Е.Ф. Сабурова. После этой встречи мы договорились проводить совместные семинары не только для Москвы, но и для СССР и три сезона такие семинары проводили. Там и сдружились, потому что было общее дело. По вечерам мы собирались вместе, за одним столом. И там впервые Е.Ф. Сабуров начал читать стихи. Тогда еще никто не представлял, что он поэт. Потрясением было то, что он может по памяти воспроизводить столько стихов. Экономист, который глубоко знает культуру, искусство. Любимым его поэтом был Мандельштам. Для меня Мандельштам тоже самый близкий по ритму поэт. В 91 году Е.Ф. Сабуров стал зам.министра образования и его административный рост продолжался. Наши пути разошлись и до 1996-97 года мы тесно не общались.

    В эти годы мы продолжали заниматься в школе разработкой нового содержания образования и новых образовательных технологий, создали во внешкольномпространстве Детско-Взрослую Академию (ДВА). Я возил выдающегося педагога В.А. Жегалина, который разрабатывал проект школы мышления, знакомиться с ним, но тогда, в 1997 году Е.Ф.Сабуров сказал, что его интересы пока находятся не в области образования, поэтому активно он поддержать сейчас не может, но обещал позвонить, когда у него появится возможность. Тогда же я рассказал Е.Ф. Сабурову о ДВА.

    В 1999 году Евгений Федорович позвонил и приехал на ДВА. С этого момента началась наша близкая дружба, мы уже круглый год общались.

Мы не только реализовывали идеи, которые были у Е.Ф. Сабурова, но и наша практика вдохновляла его на новые идеи. Основное, что мы дали Сабурову, - ДВА и театр.

    Я познакомил Е.Ф. Сабурова с А.В. Вичкановым и А.В. Гребенкиным и началось его сотрудничество   с театром в качестве драматурга. В нашем театре ставились пьесы Сабурова «В мире других», «Со всяким может случиться», «Безупречные мужчины». У него очень быстро возникал отклик, идеи, которые можно было тут же реализовывать.Как только Сабуров видел возможность развития ситуации, он это заявлял. Идея, что театр должен быть учебным, принадлежит Сабурову. Специально для учебного театра он написал несколько пьес: «Организацию моря» как материал для введения детей в средиземноморскую культуру и «Четыре на четыре» как материал для погружения в контекст современной отечественной истории. С этими пьесами мы работали и на сессиях ДВА и на образовательных сессиях внутри школы.

    Идея учебного театра и сейчас существует в нашей школе, но реализуется уже по-другому.

    Но главным местом, где разворачивалось наше взаимодействие, стала ДВА. После работы с его пьесами он предложил нам работать с текстом Библии как культурным источником, а потом и с поэзией. В это время Евгений Федорович осмыслял реформирование как высшего, так и школьного образования. Он считал, что успех реформ в обществе во многом определяется сознанием граждан, а следовательно – содержанием образования. А самое большое влияние, по его мнению, оказывает именно литературное образование. С 2006 года мы начали работать с русской поэзией.  

    С приезда на ДВА Сабуров сразу «влип». Ему безусловно понравился формат работы. Евгений Федорович живо интересовался технологией, по которой мы работаем, задавал вопросы. Для того, чтобы ответить на них, мне приходилось много читать и размышлять. Но и сам он много читал и узнавал об интересующих его вопросах. Поэтому, когда мы встречались, получался обмен видениями тех или иных вопросов с опорой на культуру. 

    Не помню, чтобы я ему что-то объяснял. В основном показывал, как мы это делаем, а он подбирал свои названия. Например, особенно заинтересовавшую его проблематизацию он называл провокацией, а нас – «провокационники». Ему это нравилось.

    Евгений Федорович приветствовал, когда мы эту же технологию использовали в учебном процессе в школе, но отличал образовательную сессию от ДВА очень четко. На ДВА возникают реальные жизненные ситуации, на которых можно учить. Статья «Мистагог» была написана под влиянием ДВА.

    Сначала к методологии, лежащей в основании нашей технологии (системо-мыследеятельностный подход) Сабуров относился с недоверием. Но на ДВА признал ее: теперь верю, вот это человеческое. Ведь на ДВА мы не только строили графики и расставляли ударения, но главное – получали удовольствие от чтения стихов. Именно это нравилось Сабурову: что мы строим «школу радости». 

    Сейчас мне очень не хватает Е.Ф. Сабурова. Развиваться с Сабуровым было легче, он был очень авторитетен, его идеи слушали. Такой лидер, такая личность, которая воспринималась бы не только как идеолог, но и как эксперт, очень нужен.

    Именно поэтому память о Сабурове мы стараемся сохранить и поддержать,  когда проводим Сабуровские чтения. Та часть Сабуровских чтений, которую мы проводим в нашей школе, посвящена Сабурову-поэту. Ценность Сабурова как поэта в литературных кругах возрастает, а в образовании ее поддерживать сложнее.

    Сабуров оставил на всех нас очень серьезный отпечаток. И не проводить Сабуровские чтения – предательство. И у нас много ресурсов, для того чтобы эту память поддерживать. У нас продолжается работа с поэзией, сессии, ДВА. Мы стараемся проводить эти Сабуровские чтения как научно-практическую конференцию, но «без канонов». Нам важно сохранить эту атмосферу удовольствия от стихотворений. И надо видеть, как после обсуждения различных докладов зрители в зале слушают чтение стихов – как поэтами, так и участниками ДВА: школьниками, выпускниками, учителями. 

    Если поэзия Сабурова живет на Сабуровских чтениях, то его идеи продолжают жить в нашей школе. Диверсифицируется позиция учителя: у нас есть учителя-лекторы, учителя-тьюторы; мы переходим к изучению некоторых предметов в новом формате – образовательных сессий. Я рад, что учителя литературы проявляют здесь наибольшую активность. В этом я вижу возможности придать изучению литературы в школе то значение, о котором говорил Е.Ф. Я мечтаю, что со временем Гимназия № 1811 станет социо-культурным образовательным комплексом, носящим имя Е.Ф. Сабурова.